В мирозданьи перекос – молодой единоросс

4 сентября 2013 г. 14:33 - SVen

Захар Прилепин: заметки с одного судилища

Довелось на днях побывать на суде. 
Иллюстрации наглядной человеческой подлости встречаются нам часто — нынешние времена не жадничают на такой товар.
Но всё-таки мы куда чаще наблюдаем подлость через экран ТВ или монитора. Куда реже приходится сталкиваться с этим лицом к лицу.
А тут — пожалуйста: садись, и смотри.

Судили моего товарища — активиста оппозиционной партии «Другая Россия» Юрия Староверова.
15 сентября 2012 года в Нижнем Новгороде проходил митинг против урезания льгот на бесплатный проезд для пенсионеров. Сотрудники полиции традиционно решили его разогнать. Но всё в тот день как-то сразу не заладилось, потому что первой же победой самого бравого омоновца стал избитый им дубинкой фотограф, который вообще в митинге не участвовал, а пытался всего лишь зафиксировать его для истории.

Следующей, кого омоновец победил — оказалась хрупкая девушка, пресс-секретарь «Другой России» Екатерина Зайцева. Ей досталось — с хор-рошего мужицкого размаху - дубинкой по голове. Впоследствии врачи зафиксировали у неё сотрясение мозга.

Упомянутый Староверов попытался остановить омоновца ещё когда он побеждал фотографа.

Аккуратно удерживая омоновца, и связывая его движения, Староверов мешал свершающемуся избиению.

Результатом этого неосторожного объятия, которое продолжалось несколько секунд (здоровенный омоновец, естественно, сразу высвободился) стало уголовное дело, возбуждённое против Староверова.

Стоит предположить, что заказчиками дела выступают наши ретивые правоохранители из «Центра по противодействию экстремизму», которым Староверов, прямо скажем, давно стоит поперёк горла — во многом его стараниями Нижний Новгород давно стал одним из самых заметных протестных центров РФ.

Поначалу мне казалось, что дело закончится ничем: я сам бывший работник ОМОНа, и знаю, что всё это блажь и чушь: при разгоне любой, самой малейшей драки, тебя неизбежно кто-то пытается попридержать, а то и толкнуть; на митингах подобные вещи происходят ещё чаще. В общем, если за такую ерунду сажать людей, то каждый омоновец может в хороший месяц человек по сорок отправлять за решётку.

Но нет, дело Староверова всё длилось и длилось, обрастало и пухло.

В конечном итоге по материалам дела выяснилось, что девяностокилограммовый боец спецподразделения «испытал физическую боль», когда Староверов его обнял. В чём эта «физическая боль» выразилась, никто так и не объяснил, но теперь Староверову грозит до пяти лет лишения свободы. Надо сказать, омоновцу, который беззащитную девушку ударил дубинкой по голове — не грозит ничего. Видимо, она физической боли не испытала, когда получила своё сотрясение мозга.

Действующее российское законодательство и судебная практика — сплошь и рядом бред сивой кобылы, простите за тривиальные вещи. Но в этом бреду приходиться жить и как-то его всерьёз комментировать.

На суде, который мне посчастливилось посетить, объявилась прекрасная девушка по имени Вера Исмятулина — свидетель обвинения. По совместительству руководитель автозаводской районной организации «Молодая гвардия «Единой России».

В день митинга она совершенно случайно гуляла по площади, где проходил митинг, «ожидая подругу». Тут Вера заметила, что происходит, и немедленно пришла по собственному выражению «в шок».
Я была в шоке! Я была в шоке! - каждые пятнадцать секунда повторяла Исмятулина; поначалу мне даже показалось, что она раскаялась и решила дать правдивые показания.

Но, как выяснилось, она была в шоке от того, что творили митингующие.


Я наблюдала ихи движения, - так красочно начала Вера Исмятулина свою речь, и какая-то часть моих надежд погибла немедленно.

Увидела, как упала девушка, которую ударил омоновец, - продолжала Исмятулина, - и сразу поняла: это симуляция! Она симулирует.

Надо сказать, что, к счастью, существует видеозапись митинга, там можно посмотреть, как выглядит удар по голове девушки. Это, прямо говоря, ужас какой-то. Я пять лет работал в ОМОНе, и ни разу не видел, чтоб кто-нибудь из моих коллег решил ударить девушку дубинкой по голове. Мужчин — да, бывало, хотя тоже не по голове старались попадать. Но девушку — зачем? Она, к тому же, даже и не пыталась вступить с правоохранителями в поединок, а просто стояла.

От такого удара кто угодно свалится с ног, но вот Вера Исмятулина, руководитель автозаводской районной организации «Молодая гвардия «Единой России», всё равно усмотрела в этом симуляцию.

Удивлённые защитники спросили:
Ну как же симуляция — вы смотрели видео?

Вера со страстью в голосе отвечала:
При чём тут видео, я там была!

Она там была, эта Вера.

О, это волнующее существо требует отдельного описания.

Весь вид Исмятулиной выказывал отсутствие и малейшего стеснения по поводу всего происходящего. В зале суда находился сам Староверов, его отец, его товарищи, в том числе участники митинга, которые видели, как всё было на самом деле.

Но эта, так сказать, девушка, похожая на обратившуюся в человека устрицу – отсутствующий подбородок, бесстыжие глаза, кривящиеся, презрительные губы, быстрые и суетливые движения, невнятная и торопливая речь, – никак не переживала о предназначенной ей роли.

Роль её проста: сделать всё, чтоб невинного человека посадили в тюрьму.

Задача защитников и самого Староверова, была обратной: доказать, что это замечательное существо – лжесвидетель.

Расписывать многочасовое заседание во всех подробностях мы не будем.

Защитники поставили себе целью задать Исмятулиной столько вопросов, чтоб, отвечая на них, она окончательно завралась.

Насколько я понимаю, это удалось.

Исмятулина заявила, что незнакома с сотрудниками «Центра по противодействием экстремизму» и других подразделений полиции, и впервые в жизни была привлечена свидетелем по настоящему уголовному делу.

Однако известно, что в одном из судов Нижнего Новгорода сейчас проходит процесс по делу «Белой стаи». И Вера Исмятулина, как ни удивительно, там снова свидетель обвинения. Данное уголовное дело возбуждено в отношении нескольких молодых людей по факту избиения педофила в парке Швейцария, его оперативным сопровождением занимался, угадайте кто? Правильно, «Центр по противодействию экстремизму».

Собственно говоря, и на самом митинге, как показывает запись, Исмятулина стоит рядом со старшим оперуполномоченным «Центра по противодействию экстремизму» Василием Степновым и оживлённо с ним общается.

На суде же Исмятулина десять раз повторила, что в ходе митинга ни с кем из числа правоохранителей она не общалась, контактами не обменивалась, и со Степновым не знакома.

О своих политических взглядах Исмятулина умолчала, хотя защитники Староверова интересовались. Однако она очень уверенно объявила, что до митинга ничего о «Другой России» не знала и никакой антипатии к участникам митинга не испытывала.

Однако и тут, вот незадача, выяснилось, что задолго до митинга «другороссов», а именно 25 февраля 2012 года, Вера участвовала в провокации против «Другой России», выйдя на пикет, организованный Староверовым, с плакатом: «Нам нужна Другая Россия – Наш томатный спонсор Uncle Bens». Надпись эта, судя по всему, остроумно намекала на зарубежную поддержку организации. «На ихих спонсоров», – как сказала бы сама Исмятулина.

Кроме всего прочего, Исмятулина явно перепутала всю картину событий самого митинга, рассказывая, что находилась в том месте, откуда видеть происходящее со Староверовым не могла; утверждала, что в руках упавшего фотографа был флаг с надписью «Левый фронт», в то время как никакого флага там не было и в помине – а был только фотоаппарат; ну и так далее.

Судья Андрей Шутов на всё происходящее реагировал вполне добродушно. Мне показалось, что он втайне настроен к Вере Исмятулиной благожелательно и не очень хочет, чтоб её обижали.

Он даже «для уточнения» показаний Исмятулиной зачитал вслух ее прежние показания по делу – видимо, чтоб как-то освежить в памяти девушки канву событий.

Впрочем, от многочисленных ошибок это её всё равно не спасло.

Тут можно было сказать, что само бытие молодой единоросски на сегодняшний день является какой-то ошибкой и следствием странной прорехи в мироздании.

Подлость сплошь и рядом демонстрируют взрослые люди, мы к этому немного стали привыкать: ну, они долго жили, их унижали, их обижали, и они в итоге озлобились... Тем более что жизнь проходит, а власти и денег им хочется всё больше, всё сильней... В общем, если очень стараться, то можно как-то объяснить их скотское поведение, да?

Но тут-то, милостивые государи — почти ребёнок! Даже не девушка, а девочка – тонкое, неоформленное в женщину гуттаперчевое существо. Она что, с ума сошла? Кто её воспитывал? Кого нам поставляет эта грёбаная партия? Это их пионерия?

...однако рассуждать на эту тему не стоит.

И вот почему.

На суде было заметно, что любое сердитое слово в свой адрес Вера Исмятулина понимает, как подтверждение своей позиции.

Чем больше её порицаешь – тем злей она становится.

– А я знаю, что права! Знаю, что права! – несколько раз выкрикивала она.

Остаётся надеяться, что судья Шутов ничего про это не знает.

 


Источник: Свободная пресса // http://svpressa.ru/

Авторизуйтесь, чтобы комментировать