Право на защиту

19 января 2014 г. 21:39 - SVen

 

 

 

 

Человек, его права и свободы являются высшей ценностью.

Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина 

— обязанность государства.

Ст.2

 

1.Каждый имеет право на жизнь.

Ст.20

 

1.Достоинство личности охраняется государством.

Ничто не может быть основанием для его умаления.

2.Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому

или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию.

Ст.21

 

Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли

проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом,

или на основании судебного решения

Ст.25

 

Конституция РФ

 

 

В апреле 2012  года в поселке Октябрьский на окраине города Богородицк. Четверо преступников проникли в дом местного предпринимателя Гегама Саркисяна. В тот момент 52-летний Гегам был единственным мужчиной в доме, остальные - его жена, их дочь, двое ее малолетних детей и сноха также с двумя маленькими детишками.

Грабители, требуя денег, избивали самого Саркисяна, а в другой комнате - женщин и детей. Дети кричали и плакали, и это только раздражало нападавших, которые в конечном итоге решили расправиться со всем семейством. Не помогло и то, что женщины сняли с себя украшения, отдали деньги и все ценное, что было в доме. Все потянуло на сумму чуть больше 400 тысяч рублей. Услышав, что они собираются убить всех, Гегам Саркисян сумел добраться до кухонного ножа. Он зарезал троих нападавших и ранил четвертого.  Сам тоже был ранен.  Несмотря на всю очевидность произошедшего, в отношении Гегама тут же было возбуждено уголовное дело по статье убийство, и есть большие сомнения в том, как разворачивались события, если бы не волна общественного мнения, которая поднялась на защиту предпринимателя. Глава региона В.Груздев  назвал Саркисяна «настоящим мужиком»  и сказал, что не даст его в обиду, делом Гегама интересовался известный правозащитник адвокат Кучерена, в местном отделении союза предпринимателей сразу заявили о желании оказать помощь,  жители района требовали освободить от уголовной ответственности земляка.  

14 августа 2013г. суд поставил точку в деле Гегама Саркисяна, где он был полностью оправдан, его действия были признаны правомочными в состоянии необходимой обороны.

 

Другая история произошла в Москве. 8 декабря 2003г. Александра Иванникова  сопротивляясь, порезала ножом  ногу подвозившего ее водителя (впоследствии оказавшегося студентом юридического факультета одного из столичных ВУЗов, возвращавшегося с вечеринки в состоянии алкогольного опьянения) С. Багдасаряна, когда тот завез ее в темный двор, заблокировал двери автомобиля и пытался её изнасиловать в автомобиле.  Впоследствии, от полученной  раны  он скончался - так случилось, что Александра  задела бедренную артерию. Изначально действия Иванниковой следствие квалифицировало как умышленное причинение тяжкого вреда, повлёкшее по неосторожности смерть потерпевшего (статья 111 УК РФ).

В ходе расследования прокуратура переквалифицировала действия обвиняемой на статью 107 УК РФ — убийство, совершенное в состоянии аффекта. Люблинский суд столицы 2 июня признал Иванникову виновной по части 1 статьи 107 УК РФ (убийство, совершенное в состоянии аффекта в результате насилия и аморального поведения потерпевшего). Кроме того, суд в полном объеме удовлетворил гражданские иски, заявленные отцом убитого. Иванникова была приговорена к двум годам лишения свободы условно. Суд также постановил взыскать в полном объеме с Иванниковой в качестве материальной компенсации в пользу потерпевшего 156 тысяч 196 рублей и в качестве моральной компенсации — 50 тысяч рублей.

Приговор, не удовлетворивший ни Иванникову, ни родственников Багдасаряна, через неделю был обжалован. 4 июля  Мосгорсуд  отменил обвинительный приговор  по делу  Иванниковой  и  отправил дело на новое рассмотрение.

Далее, дело в очередной раз приняло неожиданный оборот, подтвердив уже давно закрепившееся за этим судебным разбирательством звание «процесса судебных сенсаций». Обвинитель официально отказался от предъявленных ей обвинений. «Прокурор полностью отказался от обвинения и просил прекратить дело, поскольку, по его мнению, Иванникова находилась в состоянии необходимой обороны».

И Гегаму,  и Александре крупно повезло, … повезло в том, что  их дела приобрели широкий общественный резонанс, настолько широкий, что  тем самым  были резко снижены шансы на несправедливый суд.  А могло случиться иначе,  ведь первой реакцией  правоохранительных органов стало    уголовное  преследование именно  жертвы преступления.   Так  случилось  с Сергеем  Разумовым  (http://ulpressa.ru/2010/10/27/article135515/),  Борисом  Процуком ( http://kp.ua/daily/140410/223620/ ), Евгением   Стригиным  (http://www.estrigin.ru),  Юрием Некрасовым (http://auto.mail.ru/moto/news/miscellaneous/2013/10/18/nedovolnye_baikery_blokirovali_sadovoe_kolco/)

В этих историях, произошедших с обычными людьми, мы чётко видим отражение российской правоприменительной практики в отношении статей УК РФ о необходимой обороне.

Показательно, что первой реакцией государства  при проверке обстоятельств совершённых  преступлений – является  обвинение самих потерпевших. 

Попытка сделать из людей, которые отважились на защиту своих прав и личного достоинства – преступников,   не совсем поддаётся логике.  

Но на это, к сожалению,  есть свои причины, во-первых это общий низкий профессиональный уровень сотрудников органов внутренних дел – потому что это самое простое, обвинить в случившемся и так подавленного гражданина,  попавшего в «переделку».   Уже давно в обществе бытует мнение, что органы внутренних дел занимаются не восстановлением справедливости и раскрытием преступлений,   а поиском виновного, и им, соответственно, «назначают» того - кого легче обвинить.   И во-вторых пренебрежительное отношение государства к гарантированным конституцией правам и свободам граждан, которое выражается в законодательной базе, не отвечающей реальной ситуации в обществе.  

 

Необходимая оборона имеет древнейшую историю.  Возможность оборонятся от нападающего (необходимая оборона) как ПРАВО  является одним из базовых прав  по защите жизни, личности и собственности человека, оно было закреплено с самого зарождения ПРАВА – как регулятора общественных отношений, и базируется на базовом инстинкте самосохранения.

В древнеиндусском праве было чётко сформулировано положение об оправданном  убийстве при защите от посягательства, на чью либо жизнь.  По египетским законам оборона также была не только правом, но и обязанностью третьих лиц. По этим законам смертной казнью карался тот, кто видел убийство и не защитил, имея на то возможность. Еврейское законодательство кроме того разрешало защиту  имущества "Если кто застанет вора подкапывающего и ударит его так, что тот умрет, то кровь не вменится ему. Но если зашло над ним солнце, то вменится ему кровь" Законы Моисея.  В Римском законодательстве XII таблиц также разрешалось убийство ночного вора. Кроме того, можно было убить вора, совершившего кражу днем и оказавшего вооруженное сопротивление при поимке.

 

В Советском уголовном праве было характерным превалирование государственных и общественных интересов над интересами личности, поэтому  защите этих прав  уделялось мало внимания. Формулировки необходимой обороны были неудачны, не было указано никаких признаков, по которым  можно было бы определить пределы этой самой необходимой обороны.  Решение этого краеугольного вопроса отдали на откуп судьям, что  вело к многочисленным ошибкам. Это положение как то исправилось с введением в действие УК 1958г. Однако, отношение государства к этому важнейшему праву до сих пор  не многим изменилось.  Хоть норма и претерпевает  изменения, однако, до сих пор остаются проблемы в  квалификации преступлений совершённых при наличии защиты от посягательств,  проблемы, прежде всего в определении пределов это самой НЕОБХОДИМОЙ обороны в каждом конкретном случае.

 

Согласно российскому законодательству оказывая сопротивление нападающему, обороняющаяся сторона должна заранее подумать, а не причиню ли я существенный вред нападающему?  Но надо понимать, что речь идёт о ситуациях, в которой  реально взвесить все возможные последствия не представляется возможным, хотя бы потому, что при преступном  посягательстве события развиваются просто молниеносно.  Получается, что защищая свою жизнь человек, может сам оказаться на скамье подсудимых, в качестве обвиняемого.

Достаточно неопределенные понятия пределов  превышения необходимой обороны дают поле деятельности для неправомерной квалификации преступления и вынесения неверных решений.  Не каждый человек, оказавшись в такой ситуации, сможет найти себе грамотного адвоката, что бы гарантировать вынесение справедливого решения суда. 

Современное уголовное законодательство о необходимой обороне несовершенно, проблемы с определением пределов необходимой обороны следователи и прокуроры испытывают часто. Что говорить тогда о простых гражданах,  которые просто не в состоянии оценить   степень оказания сопротивления, что бы самим не оказаться на скамье подсудимых, тем более находясь в возбуждённом состоянии  при отражении посягательства?

Институт необходимой обороны имеет особую значимость в  условиях  современного Российского общества с наличием большого количеством насильственных преступлений. Государство часто оказывается несостоятельным в осуществлении защиты своих граждан. Поэтому, как реакция общества,  в разных районах России появляются очаги противостояния преступности (события в Кондопоге, Пугачёв, Арзамас, реанимация казачества),  различные стихийные (пока)  объединения граждан.

Логика проста: -  если государство  несостоятельно в области защиты, даже базовых, прав своих граждан, то ему  необходимо  создать  условия  для  возможности  самозащиты граждан.  

 

Известный правозащитник,  полномочный представитель правительства РФ в высших судах страны Михаил Барщевский  заявил по данному вопросу: «Надо понимать простую вещь: полиция не способна защитить всех россиян от преступников. Поэтому право на самозащиту должно быть святым и гарантированным.»

 

Общественная  некоммерческая организация  «Право на оружие»  видит решение проблемы большого числа насильственных преступлений в пересмотре государством возможности обладать гражданским населением  короткоствольным нарезным оружием в целях самозащиты.  Для этого проводятся исследования, готовятся проекты законов  касающихся института необходимой обороны, в целях наиболее полной защиты прав законопослушных граждан. А также повышения культуры владения оружием.  Осуществляется информационная, материальная и юридическая поддержка лиц, подвергшихся уголовному преследованию за свои действия в рамках необходимой обороны.

 

Право на самозащиту – естественное базовое право человека,

Право на оружие – возможность  реализации  права  на самозащиту.

 

 

Местный координатор  

Общественной организации «Право на оружие»

Чендырин С.В.

Авторизуйтесь, чтобы комментировать