Круглый стол по экологическим проблемам Дзержинска

12 февраля 2014 г. 20:01 - SVen

Павел Усатюк: «Принимаемые кулуарно администрацией Дзержинска решения по ликвидации экологического ущерба приведут только к значительному ухудшению ситуации»

%d0%a3%d1%81%d0%b0%d1%82%d1%8e%d0%ba

Выступление на «круглом» столе «Ликвидация экологического ущерба в Дзержинске: перспективы и риски»

Уважаемые коллеги, наш Дзержинск последние годы систематически попадает во всевозможные рейтинги самых грязных городов мира.


Все об этом знают. Последняя информация была, может быть, месяц-полтора назад: четвертое место в мире - это опять Blacksmith Institute - и четвертое место по загрязненности воздуха по всей России.

Это есть репутация нашего города.

При этом наносится значительный урон как репутации, так и инвестиционной привлекательности не только нашего города Дзержинска, но и всей Нижегородской области, и, как Виктор Федорович правильно сказал, и всей Российской Федерации.

И вот именно осознавая значимость и актуальность проблемы ликвидации накопленного за многие годы экологического ущерба, под председательством тогдашнего президента страны Медведева, в Дзержинске состоялся Президиум Госсовета.

По итогам его заседания были приняты решения и выделены действительно огромные деньги для нашего города.

За счет государства можно было бы решить большинство экологических проблем, за которые нас склоняют по всему миру.

Было принято решение безотлагательно ликвидировать самые одиозные объекты: крупнейший в Европе полигон ТБО «Игумново», шламонакопитель «Белое море», несанкционированная свалка жидких пастообразных промышленных отходов «Черная дыра» и полигон глубинного захоронения отходов производства симазина.

Какие выводы можно сделать на сегодняшний день?

На сегодняшний момент реального выполнения работ по ликвидации экологического ущерба нет!

Суммы уже потраченные на ликвидацию экологического ущерба засекречиваются. Предположительно уже более ста миллионов рублей выделено и потрачено.

Я остановлюсь на экологической составляющей, хотя она неразрывно связана и с коррупционной составляющей.

Ну, о коррупционной составляющей Сергей Александрович Лесков очень хорошо и подробно рассказал на своей пресс-конференции.

Давайте посмотрим внимательно картину по конкретным объектам.

Полигон ТБО «Игумново»

http://media.vremyan.ru/images/640_480/images_200026.jpg

Этот полигон старый официально как бы закрыт и официально собственником данного полигона является администрация нашего города, то есть она отвечает за все, что делается на этом полигоне.

Ничто абсолютно не мешает выполнять работы по рекультивации данного полигона. Был составлен проект, составлен очень мутной чувашской фирмой еще в те годы, когда я работал.

При внимательном рассмотрении оказалось, что проект никуда не годен: вот у меня есть официальный документ. Источник – главный федеральный инспектор по Нижегородской области Валенков (прим.: Валенков Сергей Юрьевич), эта информация прошла в СМИ.

Русским языком написано, что «своевременная оценка проектно-сметной документации по рекультивации полигона ТБО «Игумново», инициированная экспертным советом, позволила не допустить реализацию неэффективного проекта, но и на сегодняшний день скорректированный проект также не доработан в части предотвращения загрязнения подземных вод, на что было указано администрации города Дзержинска».

Чем занимались вот эти годы? Проекта на игумновский полигон нет!

Потом, видимо, получили ценные указания, провели, так сказать, конкурс – как бы на изменение и дополнение этого проекта. И все, конечно, здесь присутствующие видели, и, наверное, громко так смеялись, когда победила фирма, которая за сто рублей взялась внести коррективы в этот проект. Это анекдот, понимаете? И вот здесь вот чистейшей воды коррупция, потому что ну какая вот любая фирма – здесь, наверное, есть предприниматели – ну кто за сто рублей возьмется что-то делать? Пачка бумаги сто рублей стоит.

Мы можем только домысливать, почему вот такая ситуация сложилась с этими ста рублями.

Победители во всех этих конкурсов по этим объектам давно известны в администрации.

Никаких конкурсов, как таковых, нет – побеждает только тот, кто должен победить.

Потому что у нас в городе совершенно закрытая система доступа к информации. Всё засекречено. Малейший чих наших должностных лиц - руководителей города освещается во всех газетах, по телевидению, в Интернете. Всё, так сказать, благостное – всё расписывается. Те вещи, которые касаются любого жителя нашего города, они засекречены полностью.

У меня к депутатам большая просьба.

На мой взгляд, как старого инспектора - порядка двадцати лет работал инспектором государственным в федеральных структурах – должна быть лицензия на обращение с отходами. Эта фирма, которая будет заниматься рекультивацией полигона, она должна иметь лицензию на обращение с отходами, к отходам кого попало не подпускают. Это вопрос очень важный.

Я хотел обратить особое внимание на что, принимаемые кулуарно администрацией Дзержинска проектно-технологические решения по ликвидации накопленного экологического ущерба, по всеобщему мнению, не приведут к оздоровлению экологической обстановки, а приведут только к значительному ухудшению ситуации.

Рассмотрим на примере Игумновского полигона.

Во-первых, любой проект всегда рассматривается вариативно с разных технологических решений.

Задача, поставленная президентом, гласила так: ликвидация накопленного экологического ущерба.

Мы фактически по всем объектам имеем консервацию данных объектов, а не ликвидацию.

И поэтому в этом проекте должны были быть рассмотрены все решения, какие только возможны на современном уровне.

Да, там, условно говоря, засыпать песком, сделать какой-то саркофаг, может быть, сжигание этих отходов, может быть, переработка этих отходов, может, еще какие-то современные методы есть.

Всё это в проекте должно было быть. Нет, однозначно принимается решение самое простое: получить миллиард рублей, засыпав данный полигон - сгрести, естественно, в кучу, так немножко облагородить эту свалку, сделать ее покомпактнее, засыпать песком и всё.

И поэтому еще очень интересный момент: на консервацию этих объектов («Белое море», полигон ТБО «Игумново») требуются миллионы кубов песка. Миллионы!

Помимо этого требуется еще определенное количество грунта и других инертных материалов.

И в этом же проекте должны быть указаны официальные источники получения этих материалов. Ничего этого нет. Тогда получится, что перекапываться будет весь наш городской округ, песок начнут гребсти откуда ни попадя.

В геологии называется это термином «свинорой». Из опыта своего инспекторского я знаю – как только где появляется яма, туда начинают моментально свозить мусор.

Еще не приступили к рекультивации ни «Белого моря», ни Игумновского полигона, а песок уже гребут, и в больших количествах.

Причем, оформить официальный карьер и выдать лицензию – всё это в компетенции нашего министерства экологии. Не выделяют, потому что бесплатный песок намного лучше, чем если он официальный – ни налоги платить не надо, ничего. Вот такая картина.

В итоге я железно убежден: если не произойдут какие-то радикальные изменения и не будет организован жесткий контроль, весь этот полигон будет выглядеть как проведена рекультивация свалки возле «Оргстекла» - сгребли в кучу, с места на место переложили, горку присыпали слегка песком, песок выдуло, и все эти отходы сейчас на поверхности.

«Белое море»

http://img.nnov.org/data/myupload/0/793/793144/dzerzhinsk-sibur---beloe-more.jpg

По проекту тут вопросов как бы нет, потому что проектом еще «Сибур-Нефтехим» занимался, и тут другого варианта нет.

Огромная площадь, огромный объем отходов накоплен, шламонакопителя как такового там не было, его никто не строил – сливались отходы в болото, на месте этого болота официально разведанные месторождения торфов, то есть в подошве находится торфяник. И, естественно, сделаны дамбы, получены официальные документы.

Другого варианта как провести рекультивацию - то есть откачать вот эти все поверхностные воды, пленка и инертным материалом всё это засыпать. Ну, естественно, дренажные канавы должны быть – всё как положено, очистка этих вод, которые накапливаются в этом шламонакопителе.

То есть, в принципе, всё просто как божий день, особых вопросов по проекту нет, и этот объект меньше всего обсуждают именно с экологической точки зрения.

По коррупционным делам – да, он обсуждается и вплоть до того, что там уже были административные дела и вроде как уголовное крутится.

Если всё сделать по проекту - то там необходимо сначала сделать техническую рекультивацию, после этого биологическую рекультивацию, то есть засеять там всякими разными травами – в идеале должна получиться более-менее относительно ровная площадка.

Если делать всё на тяп-ляп…

Но появляется какая-то фирма без всякого опыта и появляется много вопросов.

И опять же вопрос по пескам. На эту огромную площадь песка потребуются миллионы – ни одного официального карьера, откуда можно официально возить.

Ладно, пусть на территории нашего города будет один огромный карьер, как на силикатном заводе – но он один будет, один большой. Карьера нет. А сроки опять уже поджимают, те сроки, которые были установлены, на госсовете – они давно провалены. Сейчас говорят «мы к концу 2014 года всё сделаем» - огромный объем работы и всё будет сделано на тяп-ляп, и там будет болото.

Ничего другого там не будет, никаких полей для гольфа, которыми хвастается Виноградов.

И еще очень интересный момент. Я как чиновник старый привык работать с документами официальными.

Недели две назад была озвучена такая информация, когда радостно докладывала Федосеева (примечание: Федосеева Наталья Сергеевна) о том, что работы ведутся на «Белом море», что завезено песка 62 тысячи тонн, вывезено 64 тысячи» тонн грунта.

Нормально? Это, понимаете, напоминает Чечню, когда разбомбили мост - тут же как бы его построили, опять разбомбили и опять построили…

И деньги в карманы положили и всё. Когда начинаешь подбивать баланс… Песок и грунт – это одно и то же, я как геолог ответственно вам заявляю. То есть зачем одно привозить и тут же другое вывозить?

На самом деле – элементарная арифметика, то есть не то что на «Белое море» что-то завозили, а две тысячи тонн песка вывезли. Арифметика показывает так. Это я не выдумываю, это официальная информация. То есть по «Белому морю» если не будет официального карьера – кирдык наступит нашему городу, раскопают полностью, всё будет изрыто.

Я занимался очень много геологическим контролем, заявляю: земля – это земля, а всё, что находится ниже почвы, которой у нас здесь нет (у нас почвенный слой, ну, может быть, 3-5 сантиметров), является недрами. Недра являются государственной собственностью, и вывозить песок и продавать ты можешь только при наличии лицензии. Получай лицензию, открывай карьер и продавай, никто тебе не запретит. Всё должно быть официально. И поэтому, если сейчас не вмешаться, то будет кошмар.

Деревья будут вырублены, песок вывезен.

Еще один интересный объект – это «Черная дыра»

http://nn.dkvartal.ru/system/images/news/000/454/010_x_large_origin_copyright.jpg

Вот здесь, конечно, вопросов больше всего. Вопросы и у жителей, и у того же главного федерального инспектора по Нижегородской области Валенкова…

Если кто не знает – это бывший начальник Владимирского УФСБ, чекист. Он сейчас главный федеральный инспектор. И если еще буквально месяц назад говорили о том, как замечательно это сжигание – ну будут какие-то проблемы – тоже официальная документация, которая была озвучена по итогам экспертного совета под его председательством.

Последняя информация такая: «особую обеспокоенность вызывает выбранная технология утилизации промышленных отходов полигона «Черная дыра» термическим сжиганием, т.к. это может вызвать значительное загрязнение атмосферного воздуха г.Дзержинска и г. Нижнего Новгорода веществами 1-3 класса опасности».

Это официальный документ полпредства.

Есть и еще интересный момент. Фирма «Экорос», которая выигорала конкурс по «Черной дыре» вначале объявляет плазменно-химический метод уничтожения промышленных отходов, а в конкурсе уже звучит просто обычное термическое сжигание – тупое, так сказать, в обычных печах с обычными фильтрами.

Идет подмена понятий, классическое мошенничество.

Плазменно-химический – да, если начинаешь смотреть, метод современный, это опытная разработка, опытные какие-то установки, в Израиле там немножко бытовые отходы сжигают… С очень большими проблемами.

Но, отходы, которые есть в «Черной дыре» вообще сжигать нельзя. Понимаете, там была карстовая воронка, свозили туда что ни попадя.

«Синтез» под боком – свинец, тетраэтилсвинец, «Капролактам» - мышьяк, ртуть от всяких пестицидов.

Я просто пример приведу – рядом с «Черной дырой» была свалка строительных отходов, которая всю жизнь считалась незаконной.

Отобрали пробы на ней. И в этих пробах обнаружилось превышение свинца, мышьяка, ртути, цинка в сотни раз.

В «Черной дыре» всё это точно так же находится. Ни о каком сжигании речи быть не может.

И опять же – проекта нет. И проект, как я говорю, должен быть многовариативный.

«Черная дыра» - это самое интересное, потому что все документы по ней я видел, всё это знаю.

Опять же – в проекте должны быть рассмотрены различные варианты – ради бога, может быть, действительно саркофаг сделать, может быть, действительно, рядом соорудить типа шламонакопитель бетонный (вот как сделали автозаводский полигон промышленных отходов – бетонные такие сделали углубления, емкости, в землю вкопанные).

Может быть, вывезти вот эти 60 тысяч тонн в Ленинградскую область составами на официальный полигон.

Вы рассмотрите все эти возможные варианты, плюсы и минусы – нет, заведомо уже, с самого начала четко знали – будет сжигание, чтобы получить эти миллиард шестьсот - самый дорогой вариант.

Причем я скажу так: я видел эти оба отчета, первый отчет – там хоть какая-то информация есть, все-таки геофизическими методами так как-то форму определили, объем определили…

Я очень сильно сомневаюсь, что бурили скважины для изучения состава подземных вод – скважин не было. Старые материалы, которые имеются у наших гидрогеологов, тоже не изучались.

Серьезных проб в «Черной дыре» не бралось.

По телевизору показали картинку – плавает резиновая лодка и в трехлитровых банках желтая жидкость с поверхности отобрана - всё, других материалов нет.

Отчет – липа. И специалисты, которые смотрели, химики, которых отодвинули, сказали так «ну три миллиона максимум за эту работу».

Заплатили двадцать миллионов!

Второй отчет – он еще смешнее. Засекречен на 20 лет.

А я вам объясню. Вот смотрите: можно ли отчет объемом где-то листов 600, наверное, за пять дней соорудить? Это технически просто невозможно.

И когда этот отчет отказываются предоставить, значит, варианта два: или этого отчета вообще нет – просто заплатили 20 миллионов, потому что приезжают как бы неустановленные лица, неустановленное серое здание, похожее на администрацию, встречаются с неустановленными лицами, заставляют их подписывать эти акты – бумажки, похожие на акты – чтобы ко мне не цеплялись.

Или другой вариант: понимаете, такую научную работу… ну сейчас техника замечательная, сейчас же диссертации как пишут – там программа есть, вот ты выбираешь себе тему, задаешь программку - и тебе этот самый компьютер всё выдает, пишет диссертацию за пять дней. Вот, скорее всего, этот отчет так же и написан. И почему его и не показывают. Вот я удивляюсь, почему даже депутатам не показывают – это же вообще безобразие.

Соловьев И.Ю.:

Официальная причина - связано с производством химического оружия…

Усатюк П.П.:

Самое настоящее вранье.

Наша «Черная дыра» - самая такая проблемная и интересная.

В результате работы саратовских ученых были получены очень интересные сведения - интегральная подвижность сперматозоидов в районе «Черной дыры».

Установили, что эта подвижность снижена, и поэтому на этом месте уже не получится построить ни бассейн, ни торгово-развлекательный центр.

То есть вместо того, чтобы изучить гидрогеологию и как влияет вот эта свалка на окружающую среду, они подвижность сперматозоидов изучают. Вообще интересно, каким способом. К сожалению, в отчете об этом не пишется. И на ком. Ну, на себе, наверное – за 20 миллионов можно пожертвовать здоровьем. Ну, то есть смешные вещи.

И последний объект, который мне ближе всего – это полигон глубинного захоронения отходов производства симазина

http://neftegaz.ru/images/%D0%9E%D0%A5%D0%92.jpg

Я очень долго им занимался, еще вместе с Гостехнадзором, когда он еще так назывался.

Очень тихо прошла информация о том, что произведена его ликвидация, что за 17 миллионов некая фирма под названием «Нижегородавтодор» произвела ликвидацию этого полигона.

Я скажу так: «Нижегородавтодор» он заплатки на дороге не умеет делать, затампонировать скважины – как геолог ответственно заявляю – в которых находятся напорные грунтовые воды, куда закачано два с лишним миллиона кубов отходов производства симазина – там чего только нет, там вся таблица Менделеева.

Чтобы эти скважины затампонировал «Нижегородавтодор»?

Самое настоящее вранье. Я туда специально ездил – следов работы буровой техники там просто нет!

И всё это было зимой. А там требуется огромное количество цементного раствора, огромное количество воды, обычной воды – всё это под минус 20 делалось, я себе просто не представляю.

Скорее всего, просто заровняли, поставили кубы бетонные, положили 17 миллионов себе на карман и исчезли.

Вот такая картина. А этот объект, наверное, будет пострашнее, чем «Черная дыра».

И вот подходим к финалу. Потрачены деньги, а ситуация только ухудшается.

И задача сейчас поставлена такая – сроки-то уходят, давай-давай, скачками всё это делать.

То есть, потратив 4 миллиарда, всё сделают на тяп-ляп, все, кто это делал, уедут – кто в Испанию, кто в Москву, кто в Нижний Новгород – а мы останемся здесь, у разбитого корыта.

И причем мы прославимся на всю страну – вот Blacksmith Institute похихикает над высшими должностными лицами нашего государства, что не смогли организовать контроль за тем, что делается в нашем городе.

И больше никто никогда Дзержинску ни копейки бюджетных средств просто не даст – если сейчас не произойдет кардинальный перелом ситуации.

Полный беспредел.

Такой циничной власти, как сейчас в Дзержинске, я просто не видел.

И такого цинизма, и такого вранья не было, и, наверное, не будет больше.

Теперь что необходимо сделать.

Первое – реальный общественный контроль.

Делается всё очень просто: у нас есть депутаты, и этим депутатам администрация обязана предоставить всю необходимую документацию.

Вот я прошу депутатов обратиться – пусть передадут всю документацию по полигону симазина, начиная с проведения конкурса, кто участвовал, что и как.

Депутаты запрашивают и имеют полное право привлечь на общественной основе, может еще как-то, экспертов.

Второй момент. Надо создавать совет экологической безопасности. Только не свой карманный, как от администрации, а именно туда привлечь авторитетных независимых людей.

И раз в месяц проводить заседания совета экологической безопасности – давайте, администрация, отчет о ходе выполнения работ, причем, не на словах – давайте документацию, на словах можно всё обсказать, всё, что угодно.

Третье, что необходимо сделать: контроль кто должен осуществлять? У нас есть Росприроднадзор, Потребнадзор, есть природоохранная прокуратура.

Они за это дело деньги получают. Из бюджета наши деньги. Контроля нет. Понимаете, почему всё это произошло?

Сопин В.Ф.:

Вот я бы с Павлом Павловичем насчет контроля не согласился – контроль имеет место, но в рамках той заданности, которая реализуется.

Усатюк П.П.:

И последнее. Полностью поддерживаю Виктора Федоровича: здесь на местном уровне ничего добиться невозможно. В городе, в области добиться ничего невозможно с нашими правоохранительными органами.

Поэтому обязательно надо выходить на федеральный уровень. Необходимо коллективное обращение к Президенту РФ, к премьер-министру, к генеральному прокурору, в следственный комитет и ФСБ – именно они занимаются нецелевым расходованием федеральных средств.

Павел Усатюк, ветеран экологической службы


Автор: Павел Усатюк
Авторизуйтесь, чтобы комментировать