Частные интересы власти

11 декабря 2012 г. 9:11 - SVen

10.12.2012 12:56

Виктор Лысов

В советское время, несмотря на советский номенклатурный принцип формирования органов власти, в Дзержинске доминировал отраслевое влияние в системе государственного местного управления. Все деньги были у промышленных предприятий, напрямую подчинявшиеся своим ведомствам, а для их руководства даже мнение обкома партии, не говоря уж о горкоме, было вторичным. Именно такая особенность, кстати, весьма характерная для многих промышленных центров СССР, диктовала особую роль директорского корпуса в жизни города. Все изменилось буквально за один два года в начале 90-х годов. Хотя и до сих пор марксистские традиции крупнопромышленного поклонения, особенно среди людей старшего возраста, дают о себе знать.

Как оказалось, повторить такое же влияние крупного промышленного производства на формирование власти в Дзержинске в годы послекризисного восстановления в полной мере не удалось.  Во-первых, потому, что собственники крупнейших объединений были уже повсеместно не местными. Взять хотя бы Сибур-Нефтехим или Корунд. Во-вторых, спрашивается, ну зачем эти далеким и очень богатым собственникам, как в анекдоте, Волга с ее пристанями и баржами?

Был, правда, в истории Дзержинска эпизод, когда молодая команда собственников Синтеза во главе с С.Трофимовым пришла к власти Дзержинска. Но всего на один цикл. После сверхглобального проекта трофимовской мэрии и кармановской НТЭК по реконструкции тепловых сетей и котельных, результаты которого, по-моему, до сих пор не оценены, С.Трофимов решил не рисковать, и отказался во второй раз баллотироваться на пост мэра. А может быть, С.Трофимов просто наелся… Но все это случилось значительно позже.

Дзержинск был не только промышленным, он был еще и научно-промышленным центром, где жили и работали высокопрофессиональные рабочие и  ученые. Именно этому обстоятельству обязаны преобладающей поддержкой демократические выдвиженцы начал 90-х депутат РСФСР М.Сеславинский и первый мэр Дзержинска В.Сопин.

На время первого мэрства В.Сопина пришлись трудности обретения новых форм взаимодействия с представительной властью в лице Советов народных депутатов и промышленным лобби в лице директорского корпуса. Впрочем, директорское лобби на местную власть тогда мало обращало внимание. Оно все больше замышляло поменять власть в стране, ну и в Нижегородской области, конечно. Не к Немцову же им старым и мудрым было обращаться за помощью. Но, пришлось обращаться и к Немцову.

В. Сопин, видимо, не был озабочен собственной поддержкой, поэтому он легко сдал свои позиции А. Романову. С А.Романовым в Дзержинске началась полная катавасия. Непривыкшие к демократической смене власти складывающиеся группы влияния открыто игнорировали нового мэра. Вмешательство губернатора И.Склярова привело к тому, что А.Романов подал в отставку. Это был первый случай вмешательства областного центра в дела местного самоуправления. У Ивана Петровича был собственный взгляд на людей с отсутствием хозяйской жилки. Для демократически избранной власти Дзержинска вмешательство областного центра стал и первым звонком.

После А.Романова наступил новый этап в формировании власти в Дзержинске, когда люди с деньгами, заработанными с помощью дзержинских предприятий из,  почувствовали вкус к политической деятельности. Я имею в виду выше упомянутого С.Трофимова. При этом, надо иметь в виду, что как и в стране, так и в  Дзержинске за крупные куски промышленности спорил, как правило, московский капитал. Именно в столице аккумулировались основные средства, на которые велась борьба за «Корунд», «Дзержинское оргстекло», «Зарю» и другие дзержинские предприятия. Потом в борьбу включились энергетики, но это случилось уже после введения закона о банкротстве.

В начале 2000-х в Дзержинск пришли люди Я.Голдовского, фактически объединившие прежние предприятия  нефтехимической отрасли. В то время именно губернатор И.Скляров решал, быть в Нижегородской области  Сибуру или нет. И тогда возникла прежняя идея о восстановлении отношений между промышленностью и местной властью. Но до этого не дошло, ибо к этому времени в Дзержинске начал складываться определенный слой, по-марксистки говоря,  слой мелкой буржуазии, увидевшей в местной власти свой основной ресурс по  извлечению неисчерпаемой политической ренты.

Именно такой сценарий был реализован во время борьбы за власть в Дзержинске между ставленником одной группы влияния В.Бриккером, и ставленником другой  – В.Портновым. В.Портнов опирался в т.ч. и на руководство Законодательного Собрания. В качестве симметричного ответа В.Бриккера поддержал  губернатор Г. Ходырев. Этот этап войны закончился с приходом В.Шанцева, и отказом от продолжения борьбы В.Бриккера. Этап закончился, но не закончилась сама война. Война между различными группами влияния в Дзержинске.

При В.Портнове в Дзержинске окончательно утвердилась такая форма власти, в повестке которой основными стали «инвестиции частных интересов». В состав повестки любой власти кроме решения социально-значимых проблем, как общих, так и специфических для данного города, входит еще и так называемые «инвестиции частных интересов», т.е. то, в чем лично заинтересованы представители самой власти. Удовлетворение такого рода интересов не всегда подразумевает коррупцию. Иногда это просто перестановка приоритетов. Например, проявлением такого рода интересов можно считать, реконструкцию ул.Рождественской, на которой располагаются рестораны Группы компаний «Пир». В результате ресурсы городской власти Н.Новгорода превращаются в «инвестиции частных интересов» сити-менеджера О.Кондрашева и депутата А.Котюсова.

Я припоминаю слова губернатора В.Шанцева об О.Срокине: «Ну, замечательно, что предприниматели приходят, потому что они обладают не только опытом, но и значительными ресурсами, которые они могут привлечь для улучшения жизни нижегородцев». Похоже, что и губернатор В.Шанцев неплохо представляет себе, что такое «инвестиции частных интересов». А вот, понимает  ли он, какова цен такого рода инвестиций, при отсутствии контроля или таком режиме власти, где все решения принимаются на самом верху, что и означает на самом деле отсутствие всякого контроля.

В Дзержинске накануне последних выборов мэра широко распространялся антипропагандистский фильм Г.Григорьева, содержащий большое количество примеров «инвестиций частных интересов» главы администрации В.Портнова и многих депутатов Гордумы.

Тут мы сталкиваемся еще одним с феноменом превращения местной власти в источник политической ренты. Одно дело, когда бизнес приходит во власть не только для того, чтобы «отбить» затраченное на выборы (что делать, выборы дело дорогое), другое – когда только-только пришедшие во власть мгновенно превращаются в предпринимателей, припавших к бюджету, распределению собственности, муниципальным заказам и прочим радостям жизни.

На Западе в институциональной экономике одной из самых распространенных является Теория общественного выбора, проще понимаемая как рыночное поведение людей в нерыночных условиях. Один из основоположников теории Дж.Бьюкенен одним из ее выводов полагал, что любой человек, переходя из бизнеса в политику, не меняет своей природы, т.е. он по-прежнему остается предпринимателем. Такое свойство при разделении властей, свободных СМИ и независимом суде не должно никого волновать. Ни у кого же не вызывает возражений деятельность мэра Нью-Йорка миллионера М.Блумберга. Совершенно иначе все выглядит в современной России. И примеры Н.Новгорода и Дзержинска весьма показательны. Достаточно посмотреть на состав депутатского корпуса представительной власти этих городов и, кто там возглавляет исполнительную власть.

Нетрудно понять, почему так был неугоден новый мэр В.Сопин, по некоторой информации приостановивший значительное число решений прежней власти и не давшее хода новым предложениям депутатов – бизнесменов.

После изгнания В.Сопина депутаты Гордумы завладели всей властью в Дзержинске. Как заявил депутат А.Корименко, они взяли всю ответственность за город на себя. На самом деле, это всего лишь фигура речи. Под этой ответственностью они понимают участки земли, платежи населения, муниципальные предприятия, муниципальные заказы и многое другое в городе, что может приносить доход. Вот что значит ответственность, о которой говорит депутат Гордумы Дзержинска А.Корименко.

В это же самое время у нижегородской областной власти не хватило  мозгов, чтобы попытаться сохранить баланс между мэром и депутатами Гордумы. А может быть областная власть так поступила именно потому, что у нее мозги устроены иначе. Т.е. у нее уже был кандидат  на пост сити-менеджера. И сдается мне, что этот кандидат для Дзержинска не будет местным. Тогда все выглядит логичным. Устранив руками депутатов неугодного В.Сопина, региональное руководство навяжет своего управленца, существенно ограничив и интересы местных бизнес-депутатов.  Любопытно будет посмотреть, как они собственными руками будут голосовать против себя. Впрочем, нельзя исключать, и того, что устраивающий всех результат будет найден в переговорном процессе, т.е. в процессе дележа интересов. Хотя, думаю, контрольный пакет, сейчас у губернатора. И в такой закрытой системе, какой является сейчас власть в Нижегородской области, о процессе принятия решения мы сможем только догадываться.

В любом случае кто бы ни стал сити-менеджером в Дзержинске,  сути самой власти он поменять не сможет. А суть состоит в том, что он вынужден будет считаться с бизнес-интересами  депутатского корпуса. Полагаю, что в Дзержинске не только сумеют съесть, но даже и переварить все попытки управляющего со стороны сделать что-нибудь по-своему. Тут даже и доказывать ничего не надо. Тот, кто почувствовал вкус свежей крови, вряд позволит вырвать кусок из своей пасти. Тут бизнес-депутаты могут повести себя вполне как хищники.

Авторизуйтесь, чтобы комментировать