Совесть о настоящей собаке

19 апреля 2011 г. 22:19 - Ravikkz

Sovest’ o nastoyashei sobake

Это сага о настоящей большой красивой породистой собаке.

 Это был великий пёс.

Как только он появился на этот свет, он весело затявкал, чем развеселил своих, очень уважаемых в широких кругах, хозяев. Щенка назвали  Фунт-Стерлинг, в честь самой стабильной денежной единицы. С первых дней он был окружён такой нежной заботой и добротой, что, глядя на него, хотелось жить.

 Юный четвероногий красавец рос как на дрожжах.

 Когда ему исполнилось полгода, щенка повезли на первую в его жизни выставку. Его признали самым обаятельным щенком, хозяева гордились им, двойники хозяев любовались им вблизи, и тогда, в его ещё совсем незрелом и неопытном взгляде впервые отчётливо блеснуло превосходство.

С годами он прибавил в весе и мощи. Он оставался добродушным псом, позволяя хозяйским детям нагло трепать себя за уши, и кататься на нём верхом. Все им восхищались. Взрослеющий Фунт-Стерлинг стал замечать, как на него во время прогулок недвусмысленно смотрят очаровательные юные самки и опытные взрослые сучки. Это придавало ему уверенности в себе, и он всё больше стал думать о себе. В своих собачьих грёзах  он всё чаще представлял себя с десятком-другим аппетитных юных и опытных сучек. Он был с ними вначале по одной, потом со всеми разом.

Шли годы. Уже матёрый выставочный пёс, снискавший всевозможные награды и отведавший все возможные собачьи удовольствия, зазнался. Он ходил по лужайке, где  весело и беззаботно резвились его собратья, с высоко поднятой головой, шикарной блестящей шерстью и мощными лапами. Рядом семенила очередная пассия. Он снисходительно смотрел на происходящее рядом с ним и всё реже позволял трепать себя за уши. Он признавал теперь только хозяина, души не чаявшего в своём гордом сильном великом превосходном, лучшем из лучших, питомце.

Был март. Лёд сходил с рек. Кололись надвое прежде нерушимые льдины. Пёс со всей семьёй хозяина был на природе около речки. Они были стильно и комфортно одеты. Маленький сын хозяина захотел подойти поближе к воде. Родители, утратив на несколько минут бдительность, обнаружили сыночка на расколовшейся льдине, отчаянно отрывающейся от берега. Ужас, исказивший шикарные маски на душах родителей, загнал их между молотом самоуничтожения и наковальней отчаяния. Хозяин бросил на пса  взгляд последней надежды.

 Настал его роковой час.

Пёс поёжился. Нехотя, опасливо он потрусил к речке. Перед собачьими глазами пробежали все его сучки, вся его слава. Он чувствовал сердцем, что погибнет, если полезет в ледяную воду.

Он думал, что это несправедливо.

Он завыл, и в этом вое смешалась ненависть к смерти, страх и раздирающая его окостеневшую душу, совесть.

Именно в этот критический момент совесть впервые напомнила о себе. Всё предыдущее время, она как бы наблюдала за своим четвероногим сыночком, давала ему время на собачьи радости и слабости.

Ласково, по-матерински, она шепнула ему на потрёпанное детишками ушко: «надо, они сделали для тебя всё».

И он, полез в воду, зная, что обречён.

Вечером, лёжа возле камина и тяжело дыша, до Фунта-Стерлинга доносились обрывки смеха, весёлых разговоров.

Хозяева праздновали чудесное спасение своего сынули и боготворили пса.

А он уже отходил. По собачьим представлениям о смерти он должен был кануть в небытие.

Но когда врата собачьего поднебесья отворились, он остался в сознании. В каком-то другом сознании. Ему предстояло сделать выбор.

 Перед ним было две призмы. В одной из них его собратья весело и беззаботно резвились на лужайке, приветливо лаяли ему издалека. В другой, он увидел полчища прекраснейших сучек, жаждущих его появления. Они заглядывали ему в глаза и клялись ему в верности. Он опешил, выходит после смерти желания исполняются! Пёс чуть ли не вприпрыжку бросился в другую призму. Перед входом к нему снова явилась совесть. Она говорила ясно и прямо, но не навязывала выбор.

«Ты навечно сгинешь в своих наивных мечтах или будешь вечно жить среди своих, равный среди всех, чтобы когда-нибудь снова родиться в мире хозяев». 

Он вспомнил ласку и нежность своих прежних хозяев, со слезами ему припомнились моменты, когда детишки катались на его мощной спине и трепали его за уши.

Пёс думал перед входом. Фунт-Стерлинг чуть было не обесценился. Но, памятуя о том как его любили, он развернулся и уверенно рванул в первую призму.

На зелёной поляне он делился рассказами из своей жизни с другими псами, мило улыбался приветливым собачкам и внимательно слушал свой внутренний голос.

Авторизуйтесь, чтобы комментировать