Для лучшего понимания советского прошлого

7 августа 2011 г. 16:32 - pashtet

... для лучшего понимания советского прошлого теми, кто не имеет личных воспоминаний о нём и о «научном коммунизме» в его марксистско-ленинской версии,
необходимо пояснить ещё некоторые обстоятельства. Если на Западе слова «социализм» и «коммунизм» были синонимами, то в СССР они обозначали две последовательные фазы строительства полноценного человеческого общества, в котором нет места эксплуатации «человека человеком».

Первая фаза называлась «социализм» и предполагала реализацию принципа «от каждого по способностям — каждому по труду».

Вторая фаза называлась «коммунизм» и предполагала реализацию принципа «от каждого по способности — каждому по потребности» на основе развития производства и построения соответствующей культуры, обеспечивающей всестороннее и полное личностное развитие членов коммунистического общества.

Первая фаза, морально обязывая граждан трудиться по способности, предполагала ограничение потребления благ населением платёжеспособностью (оплата «по труду») и, соответственно, — сохранение товарного производства и денежного обращения. При этом все возможности получения доходов гражданами разделялись на трудовые (получаемые в результате трудовой деятельности — зарплаты, пенсии,) и нетрудовые (мошенничество, воровство, грабежи, разбой, хищения, эксплуатация чужого труда в прямой или опосредованной форме и т.п.). Кроме того, труженики, дети, старики и инвалиды имели право на пользование общественными фондами потребления1.

Получение нетрудовых доходов порицалось как общественной моралью, так и государственной идеологией, а во многих случаях оно в СССР было составом преступления со всеми вытекающими последствиями из такой юридической квалификации ряда деяний.

Одно из определений капитала в марксизме: капитал это — «самовозрастающая стоимость», а деньги — первичная форма, в которой всякий капитал появляется на исторической арене. Соответственно трансформация даже законно полученных денежных сумм в капитал на основе принципа частной собственности и получение доходов от капитала рассматривалось в СССР как нетрудовые доходы, вследствие чего на протяжении всей Советской эпохи (за исключением непродолжительного периода НЭПа) частная собственность на капитал была под юридическим запретом.

Соответственно и основной экономический закон социализма в представлении большевиков отличен от приведённого нами выше основного экономического закона капитализма. И.В.Сталин сформулировал его так:

«… обеспечение максимального удовлетво­рения постоянно растущих материальных и культурных потребностей всего общества путём непрерывного роста и совершенствования социалистического производства на базе высшей техники.

Следовательно: вместо обеспечения максимальных прибылей, — обеспечение максимального удовлетворения материальных и куль­турных потребностей общества; вместо развития производства с перерывами от подъёма к кризису и от кризиса к подъёму, — непрерывный рост производства; вместо периодических переры­вов в развитии техники, сопровождающихся разрушением произ­водительных сил общества, — непрерывное совершенствование производства на базе высшей техники.

Говорят, что основным экономическим законом социализма яв­ляется закон планомерного, пропорционального развития народ­ного хозяйства. Это неверно. Планомерное развитие народного хозяйства, а значит, и планирование народного хозяйства, являю­щееся более или менее верным отражением этого закона, сами по себе ничего не могут дать, если неизвестно, во имя какой задачи совершается плановое развитие народного хозяйства, или, если задача неясна. Закон планомерного развития народного хозяйства может дать должный эффект лишь в том случае, если имеется задача, во имя осуществления которой совершается пла­новое развитие народного хозяйства. Эту задачу не может дать сам закон планомерного развития народного хозяйства. Её тем более не может дать планирование народного хозяйства. Эта зада­ча содержится в основном экономическом законе социализма в виде его требований, изложенных выше. Поэтому действия закона планомерного развития народного хозяйства могут получить полный простор лишь в том случае, если они опираются на основной экономический закон социализма.

Что касается планирования народного хозяйства, то оно может добиться положительных результатов лишь при соблюдении двух условий: а) если оно правильно отражает требования закона планомерного развития народного хозяйства, б) если оно сообразуется во всем с требованиями основного экономического закона социализма» (И.В.Сталин. Экономические проблемы социализма в СССР. — Сочинения. Т. 16. — М.: Писатель. 1997. — С. 182, 183).

Если же говорить о планомерности и пропорциональности развития народного хозяйства, то это подразумевает управление межотраслевыми и межрегиональными балансами (о чём было сказано в разделе 3.1) в соответствии с основным экономическим законом социализма.

Т.е. уклонение системы планирования от основного экономического закона социализма и её собственные ошибки в методологии планирования — главный источник экономических проблем в деле социалистического и коммунистического строительства.

Вторая фаза предполагала безплатное предоставление всех благ членам коммунистического общества без каких-либо ограничений извне — по потребности, которую могла ограничить только нравственность самого человека. Средствами удовлетворения индивидуальных и коллективных потребностей людей должны были выступать Природа и народное хозяйство, находящиеся в общенародной собственности. Труд должен был стать свободным и превратиться в первейшую жизненную потребность, поскольку именно в труде, а не в праздной болтовне реализуется творческий потенциал личности, и в его результатах труженик обретает общественное признание. В экономике коммунизма все работают по способности, и при этом, как предполагалось, осуществляется учёт трудозатрат в их натуральной форме (в «человеко-часах») во всех отраслях, учёт производимой и потребляемой продукции (в натуральной форме, т.е. по номенклатуре и стандартам), вследствие чего денежное обращение, должно было уйти в прошлое за ненадобностью2.

Таковы были представления об искоренении эксплуатации «человека человеком» в СССР. Главная проблема в деле строительства социализма и перехода к коммунизму была в том, что марксистско-ленинская теория не обеспечивала решение этой глобально политической задачи в силу своей метрологической, управленческой и психологической несостоятельности, обусловленных атеизмом. Вторая проблема была в том, что далеко не всем направленность развития общества, избранная Советской властью, нравилась, в том числе и далеко не всем из тех, кто пробился в высшие эшелоны партийной, государственной и хозяйственной власти СССР. Третья проблема была в том, что изрядной доле населения было всё равно, какая власть, лишь бы на прилавках магазинов было всё, чего душа пожелает; и та власть лучше, — которая «прямо сейчас» обильнее завалит прилавки товарами, а что будет потом — не сейчас об этом думать: «будем решать проблемы по мере их поступления»3. — Т.е. они относились к государству, в котором жили, по-скотски беззаботно, а не по-человечески.

Но именно ориентация Советской власти на искоренение всякой эксплуатации «человека человеком» и определённые успехи в этом деле обеспечили советскому обществу, особенно в послевоенные времена, как относительно низкий уровень внутрисоциальной напряжённости вообще, так и практически полное отсутствие взаимной вражды представителей разных национальностей. В результате в СССР действительно формировалась новая историческая общность людей — советский народ, и она вовсе не была придумана, как то утверждал на Госсовете 27.12.2010 г. В.В.Путин.

1 Общественные фонды потребления — блага, предоставляемые гражданам СССР безплатно или на основе частичной оплаты, по потребности, но в пределах возможностей экономики. В процессе развития социализма доля потребления из общественных фондов должна была нарастать и с переходом к коммунизму общественные фонды потребления должны были стать единственным источником удовлетворения потребностей людей.

2 При этом вопрос о метрологической несостоятельности трудовой теории стоимости, лежащей в основе политэкономии марксизма, перед марксистами не вставал: т.е. если трудозатраты на рытьё канавы землекопами могут быть оценены в «человеко-часах», то как в «человеко-часах» оценить трудозатраты на доказательство теоремы в математике или на создание теории в любой отрасли науки? — ведь одному, чтобы доказать теорему (например Пифагора), потребуется несколько минут, а кто-то другой не сможет доказать без подсказок со стороны и за долгие десятилетия жизни. И тем более как быть с трудозатратами в искусстве, не говоря уж о том, что качество художественных произведений не поддаётся стандартизации и номенклатурному учёту потому, что два автомобиля определённой марки это — одно произведение инженерного искусства, но два полноценных автомобиля; Джоконда уникальна, а её репродукции и копии не обладают полнотой качеств оригинала; несколько фильмокопий всё же — один и тот же фильм, а не несколько новых; «Чёрный квадрат» — для одних выдающееся произведение живописи, а для других — один из многих артефактов, которому место в музее истории психиатрии, а не в картинной галерее.

Соответственно непониманию проблематики обеспечения метрологической состоятельности управления не вставал вопрос и о сохранении в условиях коммунизма кредитно-финансовой системы как инструмента макроэкономического управления и статистического учёта предпочтений потребителей, обусловленных субъективизмом, не поддающимся стандартизации на основе некой номенклатуры.

3 Но к решению проблем «по мере их поступления» такие человекообразные всякий раз оказываются не готовыми, поскольку для успешного решения необходимо заблаговременно выявлять назревающие проблемы и создавать предпосылки и средства для их решения.

---------------------------

Текст, с небольшим изъятием сносок и вставкой ссылок на записи в своём блоге, из "Разрешение проблем национальных взаимоотношений в русле Концепции общественной безопасности (ч.3.2)"

 

Авторизуйтесь, чтобы комментировать