Палата №7

6 апреля 2012 г. 16:48 - dimaostapbender

[повесть]

 

Ещё совсем немного и тёплое весеннее солнце выглянет из-за горизонта, бросит свет сначала на крыльцо, потом, украдкой, доберётся и до нашего окна на втором этаже, где ещё тихо и мирно посапывают в тон семь бессменных постояльцев нашей палаты, я не сплю. Я поселился здесь не так давно и чувствую, что не скоро отсюда выберусь. Хорошо это или плохо, не знаю. Вот слышны шаги по коридору, шаги, которых я никогда ни с какими другими не спутаю. За пол года сценарий здесь особо не изменился. Это шаги свидетельствуют о начале нового дня. Шаги Аллы, которая не смогла пережить утерю любимого дела, она с удовольствием согласилась устроиться к нам санитаром. Каждое утро она заглядывает к нам в палату и с неповторимой жизнерадостностью и тёплой улыбкой произносит - «Город просыпается! У нас сегодня никто не убит, потому что доктор вас всех вылечит!». Мы конечно всему этому очень верим, достаточно взглянуть на наши неистовые улыбки «на без двадцать два»!

Первым просыпается Стингер, но притворяется спящим до тех пор, как встанет последний. История сверхсекретного агента американской разведки ЦРУ Джони Джонсона полна героизма, всякого рода неожиданностей и трагизма, ведь он оказался здесь и теперь вряд ли сможет вернуться на родину в Огайо.

Вот встал Питон, он опять где-то стащил чёрный фломастер и фанатично мазякает себе гитлеровские усы, сегодня опять будет речь фюрера на немецком! Когда он успел его выучить?
В нашей палате совсем нет зеркал, причина тому – Свойвдоску. Говорят, его везде преследуют  Губин и Лобанов. Странно, почему именно Губин и Лобанов?bw Врачи называют этот феномен – «Растроением личности». Сегодня они опять ему снились. Поначалу я даже пугался его ночных криков: «Не надо Андрей! Я не надену твою юбку Андрей! Я не ты! И не ты, тупой, безмозглый инфузорий! Пошли вон черти! Я вас ненавижу!». Днями он обычно уходит в себя и молчит.

Вовк как обычно начинает свой день со статуса на стене (на этот раз Питон любезно предоставил фломастер, иначе – выменял на печеньки). Весь последующий день он будет брать у всех интервью, записывая все прям у себя на руке. Когда же «пера» у него не оказывается, то приходится давать интервью в старый, засохший пряник (диктофон).

Два извечных друга Антон и Горец просыпаются одновременно (как отпустит снотворное). Они начинают свой день с очередной порции спора, или не завершившегося вчера, и не заканчивают до ночи. Каждый вечер из двери выглядывает ствол ружья, на основании которого закреплен санитар (не Алла), заряженный усыпляющим снадобьем. Два выстрела - спор окончен. Был правда случай, когда Антон проявил изворотливость и сонная игла настигла несчастного Питона. Бедняга так и проспал двое суток, а Антон потом всю ночь, не умолкая, спорил со спящим Горцем. На утро он объявил оппоненту победу со счётом 58:0 и начался новый матч. 

Есть в нашей палате ещё одна койка, хоть она всё время пустует, её никогда не занимали и не займут. Это койка Лоунджера. Никто его никогда не видел, но все знают, что он есть.

Я же здесь оказался за свои бредовые блоги. А может ещё за что! В карте значится диагноз: шизофрения.

После завтрака мы все дружно, а Антон и Горец ещё дружней, идём на процедуры. После них -встреча с доктором. Встреча обычно долго не затягивается, разве что у Андрея очередное затяжное интервью, а иногда у Питона. Как и сегодня, его встреча опять сопровождалась отборным немецким матом и криками. Врач просит стереть усы, поняли мы. После обеда мы идём на прогулку. Солнце уже давно в зените и греет нас и этот чудесный пальмовый сад. Вот Стингер бегает по площадке, подаёт сигналы своим, рисует большую букву «Н» на траве (для посадки вертолёта). Антон с Горцем конечно не расстаются. Вовк беседует на лавочке с Питоном (Питон – беседа с фюрером, Вовк – интервью у Юргена Клинсмана (всё равно по-немецки не понимает)). Свойвдоску сидит один на дальней лавочке, закутавшись в одеяло. С ним он никогда не расстаётся, ведь ему его принесла Просто я. Ему конечно больше всех из нас повезло, Просто я его часто навещает, приносит ему апельсины, пряности, шерстяные носки. А когда она приносит пирожки… ммм…, стоит ей уйти за территорию, как вся палата бросает свои дела, несётся, брызгая по дороге слюнями, две минуты – тара пуста. Да, здесь нас не особо балуют вкусной кормёжкой, и Андрей не раз об этом писал, но … его статьи читаем только мы. За прогулкой следует любимое всеми нами развлечение - мы клеем коробочки из бумаги, а иногда вырезаем ярлычки для чайных пакетиков (вот оказывается кто их режет!- получил я ответ в первый день пребывания). По вечерам мы смотрим Дом-2. Как мы раньше могли так плохо думать об этой замечательной передаче? Они так похожи на нас. Мы смотрим на них и плачем каждый день, ведь им приходится трудней, чем нам, нас хотя бы лечат. Вот Антон с Горцем получили по порции «Спи моя радость!» на ночь и мирно сопят в разные стороны, значит очередной день подошёл к концу. Все мы готовимся ко сну. Закутавшись в одеяло, каждый сейчас думает о своём: Стингер о родине, Питон о том как бы перехитрить или хотя бы выкрасть фломастер у Вовка, Андрей пока ещё не спит, пишет статью на простыне. Вот заходит Алла – «Город засыпааееет! Спокойной ночи мальчики!», «Гутэ нахт фрау Алля!» - отвесил ей Питон и отрубился. А я всё думаю, почему же мы все здесь оказались? Где оступились? Где переступили грани разума? Наверно мы просто немного пересидели в сети…

Авторизуйтесь, чтобы комментировать