Рудин.

25 июля 2010 г. 20:43 - андрей вовк
Дома не осталось непрочитанных книг. В магазинах нет ничего интересно нового. Взял у родителей старенькую потрёпанную книгу Тургенева. "Рудин" и "Дворянское гнездо". До этого руки до этих произведений не доходили. Хотя, стоит отметить, что если бы Рудина переиздали, я бы никогда его не купил, и даже не посмотрел бы. Сошлись два следствия: одиночество и ветхость книги. Я уже давно определил для себя три стадии одиночества. Ну не прям такого глобального, нет. Местного одиночества. Сначала ты злишься и ничего не можешь делать. Злишься от того, что ты одинок, а другие - нет. И показываешь факи тем, с которыми ты бы мог быть не одинок. У тебя апатия: не можешь читать, писать, слушать музыку, и тэдэ. На второй стадии начинается самоуничижение, уже не ждёшь звонков. В идеале ты заболеваешь, и как бы прячешься в свою простуду, оправдывая себя тем, что ты бы и так никуда не пошёл, и вообще тебе так плохо, что оставьте меня, я хочу умереть в тишине. Существует третья стадия. Для тех, кто не спрыгнул с балкона. На этой стадии ты своим одиночеством упиваешься, ты талант, тебе хочется творить, начинаешь писать, читать, слушать, смотреть. И, самое главное, тебе очень хорошо и гармонично, не паришься. Не ждёшь звонков, друзей, встреч, улыбаешься окружающему. Потом, конечно, проходит одиночество. Наступает неодиночество. Но причём здесь Тургенев со своим Митей Рудиным? Кто-нибудь помнит, что Рудина звали Дмитрием, или Митей? Так вот. Сижу я в своём любимом сквере Николая Патоличева, на лавочке в тени не менее любимых мною канадских клёнов. И с удовольствием читаю роман про господина Рудина. Именно из этой ветхой, как из библиотеки, книжки. А ведь в другое время я бы его никогда не стал читать.
Авторизуйтесь, чтобы комментировать