Папа. Горький. Рига.

4 июля 2011 г. 11:52 - андрей вовк

Вообще-то я никогда не был сентиментален к теме сыновей и отцов. Так получилось, что в самые важные моменты моей жизни папы уже не было. Слова "папа" и "отец" для меня тоже одинаковы, без экспрессивной окраски. А воспоминаний из детства не так много. Наверное, потому что их было немного, и потому что я был маленьким. У маленьких - и воспоминания маленькие...

Но я почему-то очень чётко помню два фото. Из парка. Где мы всей семьёй, вчетвером, такие редкие моменты. Фото настолько одинаковые, разные лишь годы... Кажется, будто мы стояли, а кто-то просто поменял рамку с датой. Да, и кстати, это единственные два фото (хотя разве могут два - быть единственными...), где мы с отцом. Больше не помню, да больше и не надо.

А на днях со мной случилось странное... будто что-то из далёкого не моего прошлого пришло в мою нынешнюю жизнь. Может, потому что совсем недавно отцу бы исполнилось... 49? Хотя нет. Этот день для меня навсегда стал Днём рождения родного племянника Кирилла. Кстати, тоже перерождение... В один день, последний в фамилии.

Был день, было жарко, был Нижний. Я зашёл в магазин, и понял, что хочу купить какую-нибудь футболку. И попалась мне на глаза рубашка-поло, какого-то сине-фиолетового цвета. И такого вечного покроя, не модная, а просто классическая рубашка-поло. Приехали знакомые, и мы решили устроить фотосессию около памятника Горькому. Кстати сказать, памятник Горькому совсем не подходит современному Нижнему...

И только потом, когда я увидел фото, я понял, что что-то не так. Непросто что-то. Внутри было чувство, что всё это - уже было. Но ведь в моей жизни этого не было! И тут из каких-то глубин моей детской памяти всплыло другое фото... Фото, на котором папа с мамой в Риге в каком-то лохматом советском году, на фоне какого-то серого памятника. И отец как раз в похожей рубашке-поло, он их очень любил.

Я почувствовал, может быть, впервые, или по крайней мере так ярко в первый раз, что я - чьё-то продолжение. Я не сам по себе такой родился и живу весь самостоятельный, я - ребёнок двух людей. Которые любили друг друга и значит, я рождён в любви. И эта фотосессия на фоне Горького в этой рубашке-поло - как повторение его жизни во мне, как доказательство преемственности.

Я могу ошибаться... память детская ведь часто даёт сбои. Быть может, на том фото из Риги он в другой рубашке, или что-то ещё не так. Может, это во мне внутри собирательный образ всплыл. Я обязательно зайду к маме и попрошу найти это фото. И спрошу что-нибудь о той поездке... И попробую сам, когда-нибудь, с любимой девушкой, с которой я захочу прожить всю свою жизнь... сфотографироваться на фоне того памятника.   

Авторизуйтесь, чтобы комментировать